turbolunokhod (turbolunokhod) wrote,
turbolunokhod
turbolunokhod

АСМУС ПОМЕР

«Единственное, что может сдержать Россию -это объединёная и мощная решительность, свидетельствующая о неумолимости процесса расширения НАТО, а также о том, что попытки сопротивляться приведут к реальным последствиям».
Рональд Асмус
источник http://www.rferl.org/content/in_the_news_James_Kirchick_Commentary_Magazine_press_room_press_release/2112336.html

Одновременно с Бин Ладеном этот мир покинул Рональд Асмус - один из апологетов "сдерживания России" и лоббист силового продвижения "долбанных ценностей" к нашим границам.Вот сообщение об этос с его последнего места работы, весьма интересного и говорящего само за себя

http://www.gmfus.org/news_analysis/news_article_view?newsarticle.id=1992



Воздержусь от каких-либо оценок Асмуса- о мертвых либо хорошо,либо ничего, просто приведу некоторые выдержки из его статей и интервью.Все они взяты с портала ИНО-СМИ и посвящены войне в Южной Осетии и расширению НАТО на восток.


1."Мы этого не принимаем, но не можем этого изменить, – добавил в связи с этим DELFI Р.Асмус. – У нас нет на данный момент возможностей, чтобы изменить позицию России, поэтому мы должны работать над тем, чтобы создать ситуацию для пересмотра Россией своей позиции. Мы должны воодушевить Россию пересмотреть подход к соблюдению своих интересов. Россия должна платить за то, что нарушает правила, но также должна учитывать перспективу сотрудничества с Западом в любом случае. Мы (НАТО – DELFI) никогда бы не расширились до стран Балтии, если бы не договаривались с Россией. Мы создали ситуацию, когда Россия смотрела на эти вещи иначе. Это будет нелегко (в отношении Грузии – DELFI), но это возможно".
(Асмус: война в Грузии – попытка России изменить систему евробезопасности)
------------------------------------

2.Нам необходимо взаимодействовать с русскими по иранскому вопросу и проблеме антитеррора, но при этом сегодняшняя Россия - это националистически настроенная держава, стремящаяся к ревизии существующего международного устройства и полная решимости бороться с западными ценностями и влиянием на своих границах с Европой. Россия также хочет внести существенные изменения в основополагающие принципы европейской безопасности. Недавно это проявилось со всей наглядностью: Москва настаивает на согласии Запада с новой 'хартией безопасности в Европе', предложенной президентом Дмитрием Медведевым.

В Вашингтоне эта инициатива прошла практически незамеченной, но пришло время уделить ей внимание. Августовская война в Грузии продемонстрировала ошибочность мнения о том, что вооруженные конфликты на пространстве 'большой Европы' теперь исключены, и ситуация на континенте полностью устоялась. От того, как мы и наши союзники отреагируем на эти предложения, зависит, удастся ли нам сохранить систему безопасности в Европе, способствующую укреплению мира и стабильности, или мы посеем семена новых потрясений и конфликтов.

Прежде чем начинать обсуждаемый сегодня переговорный процесс, необходимо четко определиться с нашими целями. Россия хорошо знает, чего хочет. В основе недавних предложений Москвы лежит ее представление о том, что нынешняя система европейской безопасности носит чересчур 'НАТО-центричный' характер, и выгодна прежде всего США. Россия считает, что в девяностых Запад, воспользовавшись ее тогдашней слабостью, навязал Москве несправедливые правила игры. Она хочет отказаться от обязательств в плане демократических ценностей и прав человека, которые взяла на себя в начале 1990-х. Москва стремится 'кастрировать' Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и лишить ее возможности требовать от дружественных России авторитарных режимов соблюдения демократических норм. Российские лидеры не скрывают надежды вбить клин между Соединенными Штатами и Европой, ослабить возможности Запада по защите своих ценностей в том, что касается внутренней политики Москвы и ее союзников, не допустить дальнейшего расширения НАТО и легитимировать восстановление российской сферы влияния в соседних странах.

Несовпадение между ценностями Запада и России, а также между нашими взглядами на события недавней истории достигло уровня, невиданного после крушения коммунизма. Во-первых, США в 1990-х никогда не пытались унизить Россию. Напротив, Соединенные Штаты и их союзники в этот период потратили на помощь России больше времени, усилий и денег, чем когда-либо со времен Второй мировой войны и Антигитлеровской коалиции. Что же касается расширения НАТО, то слава богу, что мы вовремя присоединили к альянсу страны Центральной и Восточной Европы. Трудно представить себе, с какой нестабильностью столкнулась бы сегодня Европа, если бы этого не произошло. Кроме того, со времен первой волны расширения десять лет назад никакие военные учения в рамках НАТО не были направлены против Москвы. Так что не будем считать себя виноватыми за то, что делали в прошлом, или верить распространяемым Россией легендам о несуществующей 'западной угрозе'.

Но в этом и заключается суть проблемы. То, что мы считаем весьма удачной основой для дальнейшего развития отношений, Москва рассматривает как систему, направленную против нее. Шаги, которые она воспринимает как вмешательство Запада в ее внутренние дела, на деле отражают приверженность ценностям и нормам, которые мы считаем наилучшим фундаментом мира и стабильности. Москва никогда полностью не подключалась к нашим усилиям по созданию новой системы сотрудничества и безопасности, упраздняющей сферы влияния и распространяющей безопасность на все пространство Европы, включая и Россию. Она хочет демонтировать эти нормы и вернуться к разграничению сфер влияния - концепции, которую мы воспринимаем с опасением, отчасти потому, что в прошлом она способствовала возникновению разрушительных военных конфликтов.

(Как строить отношения с ревизионистской Россией "The Washington Post", США)
-------------------

3.Призрак начал бродить по Европе - по странам, расположенным между ЕС и НАТО с одной стороны, и Россией с другой. И призрак этот - "финляндизация". Возвращение этой фразы эпохи Холодной войны много говорит о перемене духа времени и геополитики европейской безопасности сегодня. Финляндизация означает политику, навязанную Финляндии после Второй мировой войны для продвижения внешней политики нейтралитета, которая принимала во внимание стратегические интересы и запросы Советского Союза, а страна сохраняла при этом демократическую политическую систему, избегала принятия коммунистической системы и не становилась государством-спутником, как это было в случае с Центральной и Восточной Европой.
Однако фраза возвращается в современную речь - как потенциальный будущий вариант для этих стран выросшей Европы. Это быстрый способ описать российскую политику, которая пытается ограничить внешнеполитические возможности и суверенитет стран на своих границах и предотвратить их вступление в НАТО или стремление к прозападному курсу в том, что Москва считает своей сферой влияния.

Москва не только пытается заручиться поддержкой этих стран насчет того, что они не попытаются присоединиться к Западу. Она также пытается заручиться поддержкой западных государств о том, что они признают ее предполагаемую сферу особых интересов - и потенциально дадут свое молчаливое согласие на такие новые определения ограниченного суверенитета. Это один из главных вопросов, включенных в ряд российский политических заявлений и предложение по европейской безопасности Дмитрия Медведева. И хотя ни один западный лидер пока не расписался под этой идеей как под официальной политикой, не нужно далеко блуждать по дипломатическим коридорам, чтобы наткнуться на дипломатов, которые вслух задаются вопросом, могут ли новые и современные версии финляндизации стать приемлемой политикой для страны, чьи перспективы западной интеграции кажутся туманными.

Что подняло эту идею из могилы Холодной войны? Первый фактор - идея о том, что историческая возможность демократического расширения, которая открылась после 1989 года, закрывается. Обеспокоенность США крупными проблемами, с которыми страна сейчас сталкивается в Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке, могла усилить чувство того, что американская дипломатия и власть больше не доступны для того, чтобы помогать расширять продвижение Европы на постсоветском пространстве. Усталость от расширения, растущее российское противостояние, более сложная природа некоторых кандидатов, а теперь и кризис евро, все это убрало вопрос расширения с переднего плана приоритетов западной политики. Сочетание российского упорства, европейской слабости и американской рассеянности поспособствовали распространению взгляда о том, что историческое окошко для демократического расширения закрывается, и что Западу нужен новый, прагматический компромис с Россией по поводу роста Европы.

Однако есть проблема. Возвращение в финляндизации - или какой-то другой формы ограниченного суверенитета под иным именем - может означать исторический отход. Это будет прямым откатом от основных принципов Парижской хартии ноября 1990 года. Этот документ должен был быть краеугольным камнем и чем-то вроде билля о правах новой европейской архитектуры совместной безопасности эпохи после Холодной войны. Документ, вместе со своими последователями, открыто гарантирует право страны на выбор своего собственного внутреполитического и внешнеполитического пути. Это будет концом идеи, которой следовали и на которую работали три американских президента с 1989 года, - веры в новую совместную структуру европейской безопасности, которая уничтожит прошлые концепции баланса сил, сфер влияния и ограниченного суверенитета.

Сегодня Москва силится сдержать дальнейшее продвижение западных институтов к своим границам с помощью новой версии финляндизации. Однако также очевидно, что у Запада больше нет четкого консенсуса или стратегии касательно того, что мы хотим сегодня достичь с этими странами. Мы подтверждаем свою приверженность старым принципам, однако мы не знаем, как продвигать и вводить их в меняющемся политическом и стратегическом контексте. Если мы хотим увериться в том, что финляндизация останется историческим термином, а не современным, нам нужная новая стратегия расширения. Как говорится в американской поговорке: нельзя победить что-то с помощью ничего.
Призрак финляндизации ("Real Clear Politics", США)
-----------------------------

4.Президент Обама прав, когда пытается "перезагрузить" взаимоотношения с Москвой. Для ведения дел с ревизионистской Россией требуются контакты и взаимодействие. Но для начала мы должны четко заявить, какие интересы России мы считаем законными, а какие нет. Москва имеет право на равную безопасность и на то, чтобы на ее границах не возникало новых угроз. Она не имеет права вмешиваться в дела своих соседей, предпринимать попытки свержения их правительств и мешать их внешнеполитическим устремлениям. По этим вопросам у нас должна быть четкая и недвусмысленная позиция. Перезагрузка отношений с Москвой должна предусматривать возврат Кремля к принципам Парижской хартии.
(Оригинал публикации: Russia's 'sphere' in Europe)
-----------------------------

5.Вокруг российско-грузинского конфликта ведутся бесконечные споры о мере ответственности сторон за начало войны августа 2008-го года. Обе стороны предъявляли доказательства бомбардировок, перемещений войск и танковых колонн и тому подобного; всё сказанное говорило, что юридическую ответственность за начало войны следует возложить на одну из сторон. Но Асмус приводит свои собственные убедительные доказательства того, что у грузинского президента Саакашвили и его правительства не было иного выбора, кроме как напасть на сепаратистские осетинские ополчения, которые постоянно усиливались российскими войсками.

Наблюдатели, критически относящиеся к политике США в отношении России, считают, что в период после «холодной войны», когда шла экспансия НАТО, США занимались «отчуждением» и «окружением» России. Подобные утверждения чересчур способствуют паранойе Кремля. Асмус указывает, что «Россия была полноценным участником и партнёром на этих переговорах [после “холодной войны”], и на всех соглашениях стоит подпись президента Российской Федерации». Истина заключается в том, что в период правления крайне прозападно настроенного Саакашвили Грузия неизбежно превратилась в «постоянную жертву жалоб и негодования России, накапливавшегося годами», — об этом также пишет в своей книге Асмус.

В книге «Маленькая война, которая потрясла мир» он правильно отмечает тактические и концептуальные ошибки, предшествовавшие войне, и видит вину Запада в том, что он, так сказать, «заснул за рулём» (то есть игнорировал явные признаки дестабилизации и не смог принять превентивные меры), а вину России — в том, что она возмутилась дрейфом в сторону Запада ещё одного из её бывших сателлитов. Но если Асмус прав в своей оценке важности той войны, то в своих рассуждениях о том, как можно было её предотвратить, он несколько менее убедителен. Асмус признаёт, что, начав процесс приёма в НАТО Грузии и Украины два года назад, всё равно не удалось бы разубедить русских действовать агрессивно; для предотвращения нападения на Грузию надо было совершить нечто более серьёзное, а именно — укрепить сам альянс.

Альянс должен состоять из стран, полностью осознающих смысл «общих ценностей», вокруг которых вращается диалог на каждой трансатлантической конференции. Более того, у этих стран должна быть общая убеждённость в необходимости распространения этих ценностей дальше на восток, понимание сути внешних угроз по отношению к сохранению этих ценностей, а также готовность строить и оснащать армии, необходимые для их защиты.

«Единственное, что может сдержать Россию», — пишет Асмус, — «это объединёная и мощная решительность, свидетельствующая о неумолимости процесса расширения НАТО, а также о том, что попытки сопротивляться приведут к реальным последствиям».

Учитывая, однако, постмилитаристский подход, исповедуемый многими европейцами, а также получающее всё большее и большее распространение представление о том, что Россия действительно имеет право на сферу «привилегированных интересов» (выражение Путина) на постсоветском пространстве, — неясно, на что альянс НАТО вообще способен в наши дни. Россия до сих пор нарушает условия договора о прекращении огня, заключённого при посредничестве президента Франции Николя Саркози: не вывела войска к довоенным границам, увеличила своё военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии.

«Запад даже не приблизился к тому, чтобы убедить Москву вернуть к довоенному положению в военном или же политическом плане», — пишет Асмус. Трения между Россией и Грузией по-прежнему сильны, а новая война — вполне реальна.

После публикации книги произошло такое сенсационное событие, как заключение договорённости между Россией и Украиной о продолжении контроля над военно-морской базой в Крыму до 2042-го года. Если нежелание защищать «главнейшее правило» Европы в период после окончания «холодной войны» какими-либо способами, кроме дипломатичных жалоб, станет нормой, то самоуверенность русских уже не будет потрясать мир. В таких условиях, скорее всего, именно Владимира Путина история запомнит как инициатора российской «перезагрузки».

(Война маленькая, а проблемы большие
"Radio Free Europe / Radio Liberty", США)
Tags: turbolunokhod, ЕС, Россия, США
Subscribe
promo turbolunokhod january 10, 2014 15:14 83
Buy for 10 tokens
Раньше,при царях, детишек воспитывали по Библии и по книжечке 16 века под названием "Домострой" .В советское время Библию и "Домострой" заменили на русских и советских классиков.Не знаю, что скажут мои ровесники и люди постарше меня (мне 45),но я и тогда не очень как-то…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment